Інформационная платформа участников Холодной войны
ХАРКІВСЬКА ОБЛАСНА ОРГАНІЗАЦІЯ УЧАСНИКІВ ГІБРИДНИХ ВІЙН - ВЕТЕРАНІВ ВІЙСЬКОВОЇ СЛУЖБИ УКРАЇНИ

Из флотских баек

Подборка кротких рассказов от ветерана-подводника капитана 2 ранга Даниленко Виталия Васильевича



Идея


      Вы знаете, как создавались военно-морские базы в СССР? Если нет, то рассказываю поэтапно. Сперва поступает указание с самого верха – создать на Севере новую военно-морскую базу для строящихся атомных ПЛ, потом выбирается подходящее место и ставится ближайшая конкретная задача – освоить губу такую-то. В указанную губу (залив, по - северному) приходит плавбаза, становится на якорь (причалов и бочек еще нет), к ней швартуется пара лодок будущего соединения и наверх идет реляция: губа такая – то освоена. Осталась сущая мелочь – построить базу. Туда спешно прибывает отряд военных строителей, завозится соответствующая техника и стройматериалы, и начинается строительство собственно базы. Расчищают необходимые площадки, прикидывают план застройки и начинают сооружать: казармы, столовые, склады, служебные здания, подстанции, тянут подъездные дороги и линии электропередач. Это уже потом, с годами, выясняется, что нужно было бы строить не так и не там, это можно было построить несколько левее, а вон то – несколько дальше, но это дело будущего, а сейчас все выглядит прекрасно.

      Что касается военного городка, то это особая статья, он вообще строится не ближе трех километров от базы (санитарная зона!), и к данному рассказу этот вопрос никакого отношения не имеет. Так все и было в одной базе: здесь штаб, здесь казарма, там склады и столовая, а тут обширный плац для всеобщих построений.Шло время, соединение росло, прибывали все новые лодки, вместе с соединением разрасталась и база: здесь достроили, там пристроили, а вот тут вообще перестроили.  В стороне от построек лежал громадный валун, который поначалу никому не мешал, и даже несколько украшал пейзаж, но в результате развития и перепланировки базы он оказался, в конечном итоге, посреди плаца и стал очень даже мешать торжественным построениям личного состава. Каменюка эта была размером с приличную комнату, обкатана доисторическим ледником, но даже тому леднику не хватило сил протащить эту глыбу подальше от берега.                                                                             

      Попытки строителей убрать валун ни к чему не привели: несколько мощных бульдозеров даже не сдвинули его с места, и только напрасно скребли грунт гусеницами, взрывать несподручно из-за близости построек, чтобы откатить – никто не мог придумать соответствующего приспособления.                                                                              

     Командир соединения объявил конкурс: тот, кто предложит самый простой, безопасный и мало затратный способ убрать глыбу, будет поощрен: офицер или мичман – денежной премией, старшина или матрос – дестью сутками отпуска.                                               

      Буквально в тот же день к адмиралу попросился на прием молодой матрос и доложил о том, что он еще в школе где-то читал об изобретательности некоего английского фермера. В то время, когда его коллеги – соседи тужились, оттаскивая булыжники к границам своих полей, этот фермер вырыл на своем поле несколько ям, посбрасывал туда камни и засыпал землей.Английская идея комдиву понравилась.                                                          

     Был вызван лейтенант из стройотряда, перед которым была поставлена задача с последующим докладом о выполнении, а любознательный матрос убыл в краткосрочный отпуск.                                                                                                                             

    Лейтенант заявился на плац с рулеткой и логарифмической линейкой (карманных калькуляторов тогда не было), обмерил гранитную глыбу, сделал необходимые расчеты, оконтурил границы будущей ямы. Взвод строителей начал энергично копать. Когда размеры ямы достигли расчетной величины, команда с лейтенантом во главе с помощью хитроумной системы рычагов и веревок слегка качнула валун, и он самостоятельно ухнул в глубину своего вечного пристанища.                                                                                  

       Падение глыбы в яму вызвало местное микроземлятрясение: в штабе звякнули стекла в окнах, а на камбузе старший кок опрокинул на себя тарелку с горячим борщом, который он нес на пробу дежурному по части. Яму засыпали, грунт утрамбовали и выровняли, строители убыли на отдых, а лейтенант - на доклад к адмиралу.                        

     - Товарищ адмирал, Ваше приказание выполнено, камень убран, осталось только вывезти землю.                                                                                                                                   

        - Какую еще землю? – удивился адмирал.                                                                                               - Ту, что осталась после засыпки ямы.                                                                                                    - Не понял. Что значит, осталась? Ну-ка, пойдем, посмотрим.                                                             Адмирал с лейтенантом вышли из штаба. Валун, который все эти годы был как бельмо на глазу, исчез, но зато вместо него высилась груда земли размером с небольшой террикон. Адмирал онемел, долго переводил взгляд с этого кургана на лейтенанта и обратно, потом к нему вернулся дар речи:                                                                                       

       - Вот смотрю я на Вас – офицер с высшим образованием, инженер-строитель – и диву даюсь. Вам выдали прекрасную готовую идею, преподнесли ее, так сказать, на тарелочке с этой, как ее там, зеленой каемочкой. И что мы имеем в результате? Да ничего хорошего. Вы эту идею пересра… Ну вы понимаете, что я хотел сказать. Словом, Вы ее толком не воплотили. Неужели не хватило ума выкопать яму побольше, чтобы в ней поместился и камень и вся эта земля?! Одним словом, бардак!!!

 

 

Интендантские игры.

 

         Паек подводника включал десятки наименований продуктов от хлеба и картошки до вина и красной икры. Регулярное снабжение подводников продуктами возложено на интендантскую службу МО, конкретно на продовольственную часть.  Если какой-то продукт своевременно не поступил на склад, то на такой случай были разработаны таблицы замены.                                          Натуральное молоко может быть заменено сгущенкой, свежие овощи и фрукты – консервированными или сухофруктами, мясо – птицей, красная икра – балыком, копченая колбаса – мясокопченостями, сухое вино – крепленым и так далее в соответствующих пропорциях, исходя из калорийности и пищевой ценности.  Таблицы были составлены на все случаи жизни и действовали в рамках всего Министерства обороны.                                                      Наш корабельный интендант на полном серьезе утверждал, что по этим таблицам при желании можно шоколад заменить сеном. Правда, схема замены довольно сложная: шоколад – сахар – крахмал – мука – крупа – фуражное зерно – сено.                                                                         Результат замены выглядит так: одна плитка шоколада – двенадцать килограммов сена.

 

 

                                               Кадровый вопрос.


    Когда в Советском Союзе была построена первая отечественная подводная лодка, необходимо было утвердить у наркома обороны штатное расписание экипажа.                                     Непосредственно нарком утверждал только штатную должность командира, а остальные распределялись по ступенькам сверху вниз до последнего матроса уже военно-морским начальством.                                                                                      

     Приходит главком к наркому на доклад: дескать, надо определить штатное звание для командира подводной лодки.                                                                                                                         -  А сколько у него там бойцов? – спрашивает нарком.                                                                         - Пятьдесят три.                                                                                                                                       - Ну, если пятьдесят три, значит взводный.                                                                                       - Товарищ нарком, это ж боевой корабль, вооружен торпедами. Даже пушка есть. А мощность? Два дизеля по две тысячи лошадиных сил каждый!                                                                     - Так это другой вопрос. Ежели четыре тыщи лошадей, так быть ему полковым командиром.            Сошлись на капитане 2 ранга.

 

 

 

                                                           Опасная шутка. 

 

    Всю оперативную служебную информацию офицеры лодок получают, как правило, на совещаниях или на офицерских собраниях в пределах экипажа, куда эта информация поступает по цепочке от вышестоящих начальников и штабов. Изредка возникает необходимость провести общее собрание офицеров дивизии, когда комдив лично желает пообщаться со своим офицерским корпусом; это мероприятие устраивают в офицерской кают-компании на ПКЗ или на берегу.  Еще реже проводятся общие собрания офицеров гарнизона: тут уже не обойтись без зрительного зала Дома офицеров в военном городке, а если к тому же это собрание на какую-нибудь секретную тему, то подготовку и проведение этого мероприятия можно приравнять разве что к проведению боевой операции.  Как правило, эти всеобщие собрания проводятся после обеда, чтобы избежать излишних перевозок офицерского состава туда-сюда.                             В день проведения мероприятия с утра особый отдел флотилии в сопровождении начальника ДОФа и комендантского патруля проверяет все помещения в здании вплоть до туалетов и кладовок уборочного инвентаря; помещения, в которых не будет необходимости во время собрания, опечатываются. На время собрания назначается специальный караул для охраны входов в ДОФ и непосредственно в зал.                                                                                                       В назначенный день после обеда все наличные автобусы перевозят офицеров  кораблей и береговых служб в военный городок, каждый командир части отвечает за явку всех своих офицеров, за исключением, конечно, занятых на вахте. Если время позволяет, желающие с разрешения командира могут на минутку забежать домой, чтобы поцеловать жену и посчитать детей.  Потом все начинают собираться у входа в ДОФ поэкипажно, старпом фиксирует наличие офицеров, после сбора организовано проходят внутрь, а там уж рассаживаются, где придется.          Однажды во время проведения подобного собрания один наш лейтенант немножко припоздал и прибежал, запыхавшись, когда мы уже потянулись к входу, за что удостоился сурового старпомовского взгляда, не обещавшего ничего хорошего.                                                        Втянувшись в зал, начали устраиваться: кто сел рядом сосвоими, кто заметил своего приятеля, которого не видел несколько месяцев, несмотря на то, что служишь с ним в одной базе. Лейтенант увидел своего однокашника, служившего на подводной лодке в соседней дивизии, и пробрался к нему. Истекали последние минуты до начала собрания, у лейтенанта почему-то было игривое настроение, и он решил пошутить.                                                                       - Ты не знаешь, - сказал он громко, обращаясь к своему товарищу, - чей это белый «Жигуль» стоит возле двенадцатого дома?                                                                                                                    - А что с ним такое?                                                                                                                             - Да пока ничего. Понимаешь, бегу я сюда из дома, а там какая-то мадама набросила на машину ковер и лупцует выбивалкой, только пыль стоит столбом.                                                             Вдруг спереди, через два ряда от них, срывается с места капитан 2 ранга и сломя голову бросается к выходу.                                                                                                                                          - Ты не знаешь, кто это? – опять спрашивает лейтенант своего товарища?                                      - Знаю, - отвечает тот, - это мой командир, а машина именно его.                                                  У лейтенанта возникло непреодолимое желание смыться куда-нибудь с этого места, но было уже поздно: в зал вошло высокое начальство и начало подниматься на сцену, где был готов стол для президиума.  Командующий флотилией, начальник штаба и ЧВС заняли места за столом. В зале воцарилась тишина, начштаба дал отмашку закрыть двери и выставить караул.                               В этот момент распахнулась одна из дверей; оттолкнув караульного, в зал влетел тот самый капитан 2 ранга. Он быстро шмыгнул к ближайшему свободному месту и сел, а потом стал искать взглядом злостного шутника.                                                                                                                        - Кто там еще опаздывает? – раздался зычный голос начштаба, - командирам дивизий выяснить, чей это раздолбай, после совещания доложить.                                                                       Капитан 2 ранга, наконец, обнаружил лейтенанта слева и позади себя, и все время, сидя вполоборота, сверлил его взглядом. Если бы этот взгляд можно было материализовать, то к концу заседания лейтенант был бы  дуршлагом.                                                                                                По окончании собрания капитан 2 ранга стал пробираться к лейтенанту, но тот, воспользовавшись всеобщей суматохой, рванул в противоположном направлении и в числе первых выскочил из ДОФа.                                                                                                                            Долгое время он не попадался на глаза разозленному командиру, благо, что дивизии были размещены в разных бухтах в полутора километрах друг от друга. К тому же командир не знал, на какой лодке искать шутника. В конце концов, их пути все же пересеклись где-то на складе вещевой части, куда они пришли каждый по своим делам.                                                                         - Ну, лейтенант, вот ты и попался. Кто у тебя командир? Ах, Комаров? Ну, вот что, лейтенант, моли бога, чтобы ты при повышении по службе не попал на мою лодку, а то я припомню тебе и шутку твою дурацкую, и фитиль от начштаба за то опоздание.                                                                 На следующий день внушение лейтенанту делал уже наш командир:                                              - Пойми, что не по чину лейтенантам шутить над командирами. Заруби это себе на носу. Хотя шутка сама по себе хороша, главное, что оригинальная. За это хвалю.

 

 

 

                                                           Тест

     

       В 1960 году с выпускниками нашего училища провели очередной эксперимент. После защиты дипломов нам присвоили звание мичманов и отправили на четырехмесячную стажировку на подводные лодки.

       Наша группа попала на бригаду дизельных лодок в Гремиху. Командование бригады пришло в некоторое замешательство: считать нас офицерами или же еще курсантами. Поскольку дипломы мы уже защитили и присвоение офицерского звания только вопрос времени, порешили считать нас ближе к лейтенантам, нежели к курсантам. Расписали нас по 1-2 человека на лодки, а в экипажах разместили в каютах вместе с офицерами.

      В ближайшую субботу одного из наших товарищей подвергли тестированию на предмет пригодности к военно-морской службе. Вечером перед ужином его пригласили в каюту механика, где собрались человек пять офицеров-холостяков. На столе графин, стаканы, нарезанный черный хлеб, кулек крупной соли.

       Механик как гостеприимный хозяин встретил мичмана:                                                                      - Проходи к столу, мичман, будем знакомиться поближе. Смотри: в графине спирт, вот закуска, вода вон там в умывальнике. Спирт каждый наливает себе сам. Начинай. Посмотрим, чему тебя пять лет учили.

     Мичман берет тонкий чайный стакан, графин и начинает медленно лить спирт в стакан, искоса поглядывая по сторонам, а зрители с невозмутимыми физиономиями наблюдали за ним, гадая, когда он остановится.

     Нацедив в стакан граммов сто пятьдесят, мичман решил, что этого достаточно, чтобы не ударить в грязь лицом. Степенно отломил кусочек хлеба, щедро посыпал его солью. Затем (по науке!) сделал глубокий вдох, в три глотка осушил стакан и, затаив дыхание, ринулся к умывальнику. Дорогу ему растопыренными руками перекрыл механик со словами:

       - Даю вводную – воды нет!

      От неожиданности мичман выдохнул, а вот вдохнуть никак не получается. Кое-как беднягу отпоили водой, которая на самом деле в кране была, и вдоволь настучали по спине, пока наконец мичман не продышался. 

       После того, как все присутствующие причастились, механик на правах старшего подвел итоги тестирования:  

      - Парень ты, конечно, смелый и решительный, но еще молодой и глупый. Ну да ничего, это пройдет, еще научишься. Во-первых, никогда не пей неразбавленный спирт -    командный голос потеряешь. Во-вторых, когда на столе спирт – убедись, что вода под рукой. И последнее, никогда не старайся кого-то поразить – не в цирке работаешь.

 



Создан 04 фев 2015



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Besucherzahler most beautiful Russian and Ukrainian brides
счетчик посещений